Исчезнувший гимназический городок

Исчезнувший гимназический городок

В мае 1941 года я закончил 1-й класс средней школы №5 в Бресте. В начале октября 1944 года, сразу по возвращению из Саратова в Брест, я поступил в 5 – й класс той же, но теперь уже неполной средней школы №5 г. Бреста. Я шагал по знакомым, но трудно узнаваемым улицам Бреста в свою новую школу на улицу Куйбышева (бывшая Длуга). Школа находилась в самом оживлённом месте города рядом с городским базаром или, как его называли – Малым базаром, хотя в действительности он был самым большим рынком города со своей толкучкой. Сейчас на этом месте находится автовокзальная площадь. Толкучка занимала перекрёсток улиц Куйбышева и Мицкевича.

 

“Малый базар” во время немецкой оккупации.

Самым большим украшением в этом месте было здание моей довоенной школы №5, бывшей Русской гимназии им. Цесаревича Алексея, построенной в 1905 году. С 1920 по осень 1939 года там находилась польская гимназия им. Р. Траугутта. Над рынком и над всеми близстоящими домами возвышались купола Свято-Николаевской церкви, построенной в 1906 году на месте сгоревшей во время пожара 1894 года старой деревянной церкви. Новая церковь была возведена на средства в значительной части собранные прихожанами, православным братством, потому и стала более известной, как Братская церковь.

 

Здание брестской мужской гимназии, построенной в 1904-1905 г.г.

Моя новая школа располагалась в здании самой первой русской гимназии г. Брест-Литовска, построенной в 1899 году на земле Братской церкви. Небольшое двухэтажное кирпичное здание весело смотрело своими окнами на юг – в сторону ныне исчезнувшего Братского, а затем Школьного переулка, на восток – на улицу Длугу, Куйбышева. От него до улицы Мицкевича тянулся школьный двор. Ширина двора ограничивалась деревянной церковной оградой и деревянным забором по периметру улиц Куйбышева и Мицкевича. Человеку свойственно представлять впервые увиденное, как давно постоянно существующее. Таким мне показался обширный школьный двор, на который я попал впервые в один из октябрьских дней. Это был очень большой двор. Поверхность двора была довольно ровной, трава росла только у церковной ограды. Рядом с нею возвышалась земляная насыпь, накрывавшая небольшое бомбоубежище с постоянно закрытой на замок дверью, да ещё деревянный бум – единственное «свежее» строение.

Гимназистки Брестской русской гимназии играют возле Свято-Николаевской церкви. Фото из домашнего альбома семьи Белевец.

Строили первую Русскую гимназию в 1899 году на участке земли, принадлежавшей Братской церкви. На нём уже были построены ранее два деревянных дома: один – вдоль улицы Куйбышева, второй – вдоль церковной ограды. Впоследствии они вошли в комплекс гимназических зданий, в которых размещались младшие классы гимназии и детский сад. Между этими двумя зданиями был небольшой двор, который с северной стороны ограничивало построенное значительно позже двухэтажное каменное здание с фасадом на улицу Мицкевича. Это был такой гимназический городок или как его бы сейчас назвали – кампус. К октябрю 1944 года от этих зданий не осталось ни следа, ни намёка на их былое существование, кроме единственного погорелища в школьном дворе.

Здание Брестской Русской гимназии.

Бомбёжки города советской авиацией с нарастающей интенсивностью начались с весны 1944 года. Возможно, в один из первых налётов были разрушены учебные здания гимназии, а поскольку они находились на церковной земле под опекой общины, было принято решение очистить церковную землю от руин, тем более, что два здания сохранились. Настоятелем Братской церкви в то время был выпускник Русской гимназии Митрофан Зноско, сменивший на этой должности своего отца, настоятеля Константина Зноско, умершего 1943 году.

Похороны протоиерея Константина Зноско. Брест-Литовск, июнь 1943 г.
В арки зданий на улице, которые видны на фото справа, вход был запрещен, они ввели на территорию еврейского гетто, которое охранялось даже после того как были убиты его узники. Фото из собрания Ивана Чайчица.

Во время войны в Русской гимназии на Мицкевича располагался немецкий госпиталь. Кто занимал здание моей будущей школы – я не знаю. Здания обеих русских гимназий и Братская церковь чудом уцелели среды геенны огненной лета 1944 года, но были окружены со всех сторон руинами и пожарищами. После освобождения Бреста многие уцелевшие школьные здания были заняты госпиталями: здание бывшей гимназии на Мицкевича, здание еврейской школы на улице Пушкинской, железнодорожная школа на Киевке . Не хватало учителей, особенно по белорусскому языку. Собрать ребячью вольницу в классы после трёхлетних «каникул» было невероятно сложно. По возрасту эти школьники были детьми, но по приобретённому жизненному опыту – взрослыми, умудрёнными в борьбе за выживание людьми.

А что сейчас на месте моей школы? Зажатое со всех сторон строениями фабрики, общежитием, автомобилями, уже несколько лет, как брошенное и опустевшее, но не потерявшее своей оригинальности, здание школы выглядит, как случайный старый гость на современной тусовке. Печальное и скромное, оно хранит память об ушедших поколениях молодых, весёлых юношах и девушках, подростках, малышах, обо всех тех, которых оно приютило, согревало и наставляло в полные надежд и мечтаний годы их жизни.

из воспоминаний В. Губенко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.