Кинотеатры Бреста до и после войны.

Кинотеатры Бреста до и после войны.

После сентября 1939 года городское хозяйство по инерции, не претерпев особых материальных потерь и изменений, за исключением административных,  продолжало свою работу под управлением новых руководящих кадров, завезённых с востока, а те, следуя поговорке- «от добра добра не ищут», старались сохранить чистоту и озеленение города. Правда, домовладельцы перестали пропалывать траву у своих оград и фундаментов домов, выходящих на улицу, и перестали делать влажную уборку тротуаров перед ними. При Польше чистота квартала контролировалась участковым полицейским, т.н. «дзельницовым», в обязанности которого также входила проверка огородов на предмет нарушения запрета на посев табака. Нарушителям государственной монополии грозил немалый штраф. Участковые милиционеры не занимались такой ерундой, у них были другие поиски и другая “прополка”.

Фото с сайта mediabrest.by

Тем не менее, в начале лета 1940 года город ещё во многом сохранял облик предвоенного времени 1939 года. Главными улицами  оставались Пушкинская, бывшая 3-го Мая, и Советская, бывшая ул. Домбровского. Правда, этот приоритет они держали всего лишь на нескольких своих кварталах, в первую очередь, на своём перекрёстке. Этот перекрёсток стал излюбленным местом променада горожан ещё и потому, что там, буквально в сотне метров друг от друга находились два городских кинотеатра. Всего их в городе было три. Они благополучно пережили смену декорации власти, не прерывая работы даже в дни, когда потенциальные зрители предпочитали оставаться дома или, того хуже, прятаться в подвалах своих домов под звуки воздушной тревоги. Старые брестские кинотеатры получили новые имена. Изменения также коснулись их администрации, но не технических работников. Внутренний интерьер залов и фойе тоже был сохранён.

Фото с сайта mediabrest.by

Кинотеатр «Адрия» получил гордое название «1-е Мая». Кинотеатр 1-го Мая был, конечно, главным кинотеатром города и по расположению, и по завоёванной им популярности у горожан. Я увидел его таким, каким он был с момента своего появления, расположившись на втором этаже красивого здания женской 4-х классной гимназии и частично на её первом этаже, не оставив никаких следов своей предшественницы. Вход и выход из кинотеатра находились рядом со стороны ул. Советской. Двустворчатые двери широкого выхода открывались только после сеанса. Рядом располагался вход, который вёл в небольшой кассовый зал. Два окошка билетной кассы были больше похожи на амбразуры ДОТа. Через них можно было увидеть только руку кассира, принимающего деньги и выдающего билеты. Окрылённый предвкушением ожидаемого удовольствия, сжимая в руке билет, счастливец поднимался по каменным ступеням лестницы из кассового зала к дверям, ведущим к кинозалу. Двери открывались после того, как зрители предыдущего сеанса освобождали зрительный зал. Толпа, сжатая перилами, накапливалась на ступеньках маленькой лестницы и около неё, заполняя небольшой кассовый зал. Дверь открывала почти монументальная билетёрша, национализированная вместе с кинотеатром, как его неотъемлемый  инвентарь. Билетерш было несколько. Они работали в кинотеатре до войны, во время войны и ещё долго в послевоенное время. Срок достаточный, чтобы их запомнили поколения брестских зрителей, отдававших им на контроль свои кинобилеты.

Пройдя первые врата, посетители поднимались по широкой двух маршевой лестнице с чугунными перилами на второй этаж. На площадке второго этажа находились две двери: одна – в зрительный зал, вторая – в фойе. По размерам фойе не уступало зрительному залу. Несколько окон делали его светлым. Вдоль стен стояли стулья для отдыхающих до начала сеанса.  В зрительный зал было два входа.

В углу фойе была ещё одна небольшая дверь,  в те времена закрытая железным крюком. Это была дверь запасного выхода. Через него по железной, огороженной перилами лестнице, можно было спуститься во двор. Пожарная дверь, как ей и положено, легко открывалась изнутри, достаточно было отбросить крючок. Доступ к двери был свободен. В послевоенное время возле пожарной двери перед началом сеанса дежурила одна из билетёрш, охраняя зал от проникновения безбилетников. На группу лиц покупался один билет, обладатель которого проникал в фойе и, улучшив момент, открывал пожарную дверь, через которую толпившиеся на пожарной лестнице безбилетники вбегали в фойе и  рассыпались по кинозалу. Проблему с безбилетниками решили просто – на дверях повис солидный замок.

В кинозале довоенного времени были установлены ряды лёгких, т.н. венских стульев, соединённых между собой деревянными рейками. Они верой и правдой служили и в послевоенное время, пока не были заменены рядами типовых кресел с откидными сиденьями. Справа перед экраном  стояло пианино, как память немому кино, когда тапёр, поглядывая на экран, озвучивал музыкой картинку на экране. Нужно было быть хорошим музыкантом- импровизатором, чтобы музыка точно соответствовала изображаемому действу. Звуковое кино убило профессию тапёра.

Окна кинозала изнутри были задрапированы. Между сеансами включался вентилятор, и зал хорошо проветривался. Несмотря на то, что кинозал находился в приспособленном для него помещении, его акустика была неплохая в любой точке. (А вот в кинозале кинотеатра “Мир”, построенном  в конце 50-х по типовому проекту,  несколько рядов кресел располагались в «глухом месте», которое так и не удалось устранить.)

После окончания сеанса зрители покидали зал по той же лестнице, к которой добавлялся ещё один марш.

Я много раз бывал в этом кинотеатре, самостоятельно осваивая жизненное пространство города. Репертуар просмотренных фильмов был сугубо советский по своей специфике, о чём говорят сами названия фильмов: «Граница на замке», «Случай на границе», «Девушка с той стороны», «Ночь в сентябре», «Джульбарс»- всё о  героической борьбе  спецорганов с вражескими диверсантами, шпионами, с врагами народа, коварно замаскировавшихся под друзей.

Фото с сайта mediabrest.by

Кинотеатр  «Мираж», находившийся в угловом здании на перекрёстке улиц Пушкинской (3-го мая) и Комсомольской (Стецкевича), был назван незнакомой для горожан Бреста аббревиатурой «КИМ». Эта аббревиатура также не знакома и большинству поколения 21-го века. Расшифровывается она «Коммунистический Интернационал Молодёжи», что соответствовало и новому названию улицы – Комсомольская. На этой улице  были сосредоточены лучшие большие и малые питейные заведения довоенного Бреста, среди них – ресторан «Morskie Oko». А близлежащие кварталы улицы Мицкевича от ее перекрёстка с Комсомольской в довоенное время абонировали «ночные бабочки» Брестского полусвета, которые были отловлены новой властью в первые же месяцы и отправлены на далёкие лесоповалы вместе с легендарной Маней Фогель.

Вот в ни чем не примечательном здании на углу улиц Комсомольской и Пушкинской и расположился кинотеатр «КИМ». По размерам зала он несколько уступал кинотеатру «1-го Мая», но был более удобен для непритязательной публики. Изнутри он больше был похож на бетонный сарай. В кинозале стояли те же венские стулья, но почему-то не скреплённые между собой. Зрители, покидавшие зал, оставляли после себя хаос, который с трудом устраняли служащие кинотеатра. Зал был без окон. Немое пианино стояло так же, как и в кинотеатре «1-го Мая», правда, оно вскоре исчезло. Но зал был хорошо приспособлен для демонстрации фильмов, акустика была в порядке, зал хорошо проветривался.

 

                                     Афиша советского х/ф «Таинственный остров», 1941

Репертуар «КИМ» был схож с репертуаром «1-го Мая»: «Ошибка инженера Кочина», «Трактористы», «Истребители» и другие фильмы  такой же тематики. Но один фильм я запомнил. Именно он у меня ассоциируется с кинотеатром «КИМ»: «Таинственный остров». Мы восхищались героями экранизации любимого романа любимого автора: инженер Сайрес Смит и его супруга Наб, журналист Гелио Спинет, моряк Бонавентура Пенкроф, юный Герберт Браун, воспитанник Пенкорфа, и верный Топ, собака инженера Смита. Что уж говорить о капитане Немо, ставшим их другом и спасителем! Мальчишки тех лет мечтали занять место Герберта Брауна, знать и уметь делать хотя бы часть того, что знал и умел инженер Сайрус Смит. Все они окрыляли нашу юность с её мечтами и желаниями, были путеводным лучом, как луч «Наутилуса».

Был ещё кинотеатр Сарвера, запретный плод для брестских гимназистов и гимназисток из-за своего репертуара, который гимназическое начальство считало слишком фривольным.

Абрам Овсеевич Сарвер у входа в свой театр. Из материалов Николая Александрова

Кинотеатр Сарвера с небольшим кинозалом и фойе-рестораном располагался на такой же небольшой Театральной улице, соединявшей две улицы Бреста: фешенебельную К.Маркса (б. Зыгмунтовская) и Советских пограничников (б. Белостоцкая). Таких коротеньких улиц в Бресте было немало: 9-го Января (б. Станевича), Н. Островского (б. Крутка). Некоторые из них поглотила перестройка города. Исчезли с карты города и памяти горожан Брестский переулок, Нарутовича, Косая, Крутко-Бжозовская, Бронзовая, Вигуры, Нафтова и др.

Кинотеатр Сарвера был переименован в кинотеатр им. М. Горького, а название улицы “Театральная” поменяли на «Свердлова», что вполне подходило к новому названию кинотеатра. В кинотеатре Сарвера (им. М.Горького) я был всего лишь один раз, но зато на вечернем сеансе . В конце августа 1940 года произошло мое первое знакомство с этим районом Бреста. Меня взяли с собой родители. Название фильма , прочитанное мною на афише кинотеатра, разочаровало: «Запоздалый жених», грузинская кинокомедия. Этот фильм явно не вписывался в шпионско-вредительский и военно-приключенческий репертуар, к которому я привык. Однако все мои ростки негативного настроения исчезли без следа и сменились тихим восторгом от встречи с Театральной улицей. Ее очарование было необыкновенным. Улица, как драгоценный камень, была обрамлена кольцом красивых домов близлежащих улиц. Это отнюдь не преувеличение, а констатация пережитого впечатления от первой встречи, а оно  – самое верное. Театральная была улицей односторонней застройки. Вдоль противоположной театру Сарвера стороны тянулась солидная сплошная каменная ограда, которая была почти незаметна из-за стволов старых каштанов, которые своими кронами накрывали всю улицу. Под кронами каштанов стояла вереница колясок, терпеливо ожидавших уставших кинозрителей. Она служила прекрасным декором и неотъемлемой принадлежностью этой маленькой замечательной улицы.

Войдя в здание кинотеатра, мы поднялись на второй этаж, где находились кинозал и фойе-ресторан, в котором ожидающие начала киносеанса посетители могли с комфортом провести время. Необходимо отметить, что кинотеатр имени пролетарского писателя М.Горького сохранил весь буржуазный комфорт кинотеатра М. Сарвера. Небольшое помещение фойе-ресторана было очень уютным. Своими окнами, задрапированными белоснежными гардинами, оно выходило на улицу. Такие же белоснежные скатерти накрывали небольшие круглые столики. Стулья были одеты в светлые полотняные чехлы. На столах стояли небольшие цветочные вазы с живыми цветами. Справа от входа у стены возвышался небольшой подиум. На нём стояли пюпитры и стулья для музыкантов. Рядом с подиумом находился служебный вход, откуда выходил официант, выполняя заказы посетителей (газированная и минеральную вода, чай, кофе, кондитерские изделия, т.н. ciastka- пирожные). Между столикам хватало места для желающих потанцевать под звуки небольшого оркестра. Фойе было отделено от зрительного зала, и музыка оркестра  не мешала кинозрителям. В вечер нашего посещения оркестра не было. Возможно он начинал играть к более позднему сеансу. Я с удовольствием смаковал пирожное, запивая его шипучей газировкой, сидя рядом с родителями в уютном зале на зачехлённом кресле за накрытым белоснежной скатертью столиком. В еще освещаемом закатными лучами солнца зале я осязаемо почувствовал радость жизни.

 

План театра Сарвера. Из материалов Николая Александрова

Потом нас пригласили занять места в кинозале. Небольшой зрительный зал (раза в два меньше кинозала «Адрии»-«1-го Мая») не казался тесным, хотя для пианино места не хватало. А может у Сарвера оно оказалось ненужным под натиском звуковых фильмов. Зал хорошо проветривался, а прекрасная акустика дополняла комфортные условия для приятного просмотра зрителями фильма и нахождения в зале почти в течение полутора часов.

После войны кинотеатр Сарвера возродился на короткое время. Малая посещаемость сделала его нерентабельным. Кинотеатр закрылся. В его здании все годы работало медицинское учреждение. На переломе веков здание театра Сарвера отремонтировали. На его фронтоне вновь появился барельеф- аббревиатура «Театр Сарвера». Что находится внутри его стен – не знаю.

До войны кино можно было посмотреть не только в кинотеатрах. По городу ездили армейские кинопередвижки. Такая кинопередвижка  часто приезжала летом 1940 года в железнодорожный техникум. О её приезде первым узнавал мой приятель Витя Королёв, и мы с нетерпением ожидали её появления во дворе техникума. Надо сказать, что кинопередвижка существенно увеличила число зрителей в городах и была основой кинофикации сельской местности. В автофургоне ГАЗ АА размещалась киноаппаратура: кинопроектор, звуковые динамики, устройство для перемотки кинолент. Водитель был одновременно киномехаником, а его напарник- помощником. Впрочем, в  желающих помочь недостатка не было. Пока киномеханик с помощником (в нашем случае это были два красноармейца) устанавливали киноаппаратуру, мы с Виктором занимались перемоткой кинолент, готовя их к показу, и были очень горды своим участием в подготовке демонстрации фильма.

Демонстрация фильмов проводилась в большой аудитории на втором этаже техникума, вмещавшем более полусотни зрителей. Фильмы демонстрировались частями, перерываемые перезарядкой кинопроектора, поэтому сеанс длился около двух часов. Кинолента нередко рвалась. Такие случаи в кинотеатрах сопровождались недовольным гулом кинозрителей, криками «сапожники», свистом. В аудитории- кинозале случаи обрыва киноленты тоже бывали и не один раз за сеанс, но зрители терпеливо и молча ожидали устранения неполадок. Тем более, что киномеханик находился среди зрителей и все видели, как он хлопотал возле проектора, а главное, он был в военной форме, а  к ней относились с уважением, которое распространялось и на её хозяина.

Позже кинофильмы стали демонстрировать в большом актовом зале техникума, по емкости не уступавшем кинозалам городских кинотеатров. Из всех просмотренных мною кинофильмов в актовом зале техникума мне почему-то запомнился кинофильм «Учитель». Может быть, потому, что главные роли в нём исполняли довоенные популярные, ставшие кинозвёздами актёры: Борис Чирков, герой трилогии «Юность Максима», «Возвращение Максима», «Выборгская сторона», и Тамара Макарова, прославившаяся ролью Нины в кинофильме «Маскарад».

Такова была кинопанорама довоенного Бреста.

Во время немецкой оккупации кинотеатру «1-го Мая» вернули прежнее название – «Адрия». Кинотеатр «КИМ» вновь стал «Миражом».  Вернув старые названия, кинотеатры продолжали работать, но “перепрофилировали” контингент своих посетителей в соответствии с требованиями «нового порядка». «Адрия»  стала nur für Deutśche (только для немцев), а «Мираж» –  общедоступным для всего населения. Здание кинотеатра “Мираж” было разрушено во время летних бомбардировок города в 1944 году. Я видел его руины: груды битого кирпича, искорёженные балки перекрытий, обгоревшее кровельное железо. В конце 50-х годов на месте “КИМа” был построен жилой дом с парикмахерской на первом этаже. Кинотеатр «Мираж»-«КИМ» исчез из памяти города. Здания остальных кинотеатров уцелели. . Относительно кинотеатра Сарвера мне ничего не известно. О нём ни словом не вспоминали мои друзья, пережившие оккупацию и посещавшие только кинотеатр «Мираж». Скорее всего  кинотеатр Сарвера не работал. Кем и чем были заняты его помещения во время оккупации, я не знаю.

Следы фасадов синагоги еще хранят немецкую защитную маскировку от авианалетов 1944 года. Очень похоже, что на афише кинотеатра американский  музыкальный кинофильм 1938 года «Большой вальс» 

После освобождения города действующих кинотеатров в нём не осталось. На помощь вновь пришла легендарная армейская кинопередвижка. Ещё в  октябре мы смотрели фильмы в помещении большой хоральной синагоги на углу улиц Советской и Будённого. Первый увиденный мною в нём фильм был американского производства, знаменитый «Большой вальс», всегда хорошо принимавшийся и в тылу,  и фронтовиками, словом всюду, куда добиралась вездесущая кинопередвижка.

Вскоре открылись первые кинотеатры: «1-го Мая», «М.Горького», а в здании бывшего евангелического костёла на ул. К. Маркса, б. Зыгмунтовской – детский кинотеатр «Смена». Костёл называли «кирхой», хотя к  немцам он не имел никакого отношения, т.к. был построен незадолго до начала войны 1939 года на средства военных, населения города и  пожертвований  приверженцев этой ветви христианства. Когда в 90-е годы  Брестский костёл Воздвижения Св. Креста вернули католикам, а Брестскую церковь – православным, в такой же просьбе «вернуть свое» евангелистам было отказано, как и евреям, посягнувшим просьбой на возврат небольшой синагоги бывшей Еврейской больницы, ставшей после войны городским роддомом.

Интерьер кинотеатра “Смена” почти не изменился с довоенных времён и оставался таким ещё долгие годы. Одним из первых фильмов , увиденных в нём мною, был трофейный фильм «Индийская гробница», о котором мне успели рассказать друзья, смотревшие его ещё в оккупации.

Фото с сайта retro.ru

Здание кинотеатра «Смена» и его боковая пристройка небольшого фойе до сих пор демонстрируют свою культовую принадлежность, понятную даже лицам мало посвящённым. Зал, ставший кинозалом, сохранил в первые годы аскетическую простоту, характерную для протестантских храмов. Белоснежные стены только подчёркивали это обстоятельство. Вместо стульев в зале стояли деревянные скамьи с указанием ряда и места. Сохранилась даже небольшая трибуна для проповедников. Она не мешала просмотру фильма, поэтому ее не тронули. Мы любили посещать кинотеатр «Смена». Репертуар фильмов, показываемых в нём, был интересен и детям, и взрослым. На его экране несколько недель шёл знаменитый полнометражный мультфильм «Белоснежка и семь гномов», и зал всегда был заполнен.

Сейчас этого кинотеатра нет, но его ещё хорошо помнит не одно поколение брестчан.

В стенах большой центральной  синагоги открылся кинотеатр «Беларусь». Он сразу стал главным кинотеатром города. Интерьер кинозала до самой реконструкции сохранял весь антураж синагоги: мужское, женское отделение с разными входами, роспись стен и потолка.

Тремя городскими кинозалами город не ограничился. В последующие годы в Бресте было много кинозалов при клубах разных промышленно- производственных организаций (клуб железнодорожников, клуб связи, два клуба-кинозала неизвестной мне хозяйственной принадлежности, но хорошо известные нам по своим прозвищам: «Промбочка» на углу Советской и Будённого (здание не сохранилось) и «Клуб нищих» на углу Карбышева и Маяковского (здание сохранилось)).

из воспоминаний В.Губенко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.